ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ

ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ

Брама выражает желание, чтоб я посетил его жилье. Он гласит, что поселился не в доме, а выстроил для себя просторную хижину в задней части сада, оберегая свою свободу и сохраняя независимость.

Потому в один прекрасный момент вечерком я иду — и должен признаться, с неким нетерпением — в его дом. Здание стоит на ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ пыльной улочке, заброшенной и необитаемой с виду. На мгновенье я останавливаюсь перед древним белым зданием и осматриваю его древесный верхний этаж с окном, которое так припоминает наши европейские средневековые дома. Я с трудом толкаю томную старенькую дверь, перед которой оказался, посылая дребезжащее эхо по комнатам и коридорам.

Практически сходу ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ возникает старая дама с широкой материнской ухмылкой на лице, она кланяется мне и ведет по длинноватому темному коридору. В конце концов мы выходим через кухню в задний садик.

Сперва я замечаю раскидистое расщепленное дерево и колодец старенького эталона под тенью его веток. Дама ведет меня к хижине на той стороне ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ колодца, которая построена довольно близко, чтоб также укрываться под сенью дерева. Это лег кое строение из буковых стоек, с тонкими древесными поперечными опорами и скрытой травкой крышей.

Дама с черным, как у Брамы, лицом очевидно взволнована и разражается серией вибрирующих тамильских предложений, адресованных, видимо, хижине. Музыкальный глас отвечает ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ изнутри, дверь медлительно раскрывается, и выходит йог. Потом он учтиво проводит меня в свое скромное жилье, запамятывая закрыть за собой дверь. Вдова с непередаваемым счастьем на лице на короткий срок остается у входа и не отрывает от меня глаз.

Я нахожусь в обычный комнате. Маленький диванчик без подушек ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ стоит у далекой стенки, а в углу видна грубо изготовленная древесная лавка, по которой в кавардаке разбросаны бумаги. Тяжкий медный сосуд для воды с гравировкой свисает на веревке с одной из потолочных балок. Пол покрыт огромным кусочком циновки.

— Садитесь! — гласит Брама, демонстрируя рукою на пол. — У нас нет вам кресла; извините ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ.

Мы садимся на циновку в кружок — Брама, я и юный ученик студент, прикрепленный ко мне в качестве переводчика. Спустя пару минут древняя вдова уходит, но скоро ворачивается с чаем, который подается на циновку заместо стола. Дама опять удаляется и возникает с печеньем, апельсинами и плодами банана, нагроможденными на ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ медные тарелки.

До того как приступить к приятным закускам, Брама делает гирлянду из желтоватых цветов и вешает мне на шейку. Я изумлен и протестую, ибо знаю, что так в Индии по обычаю приветствуют выдающихся особ, а я никогда не приравнивал себя к этой высочайшей категории.

— Пожалуйста, брат, — настаивает ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ он с ухмылкой.— Ведь вы — 1-ый европеец, посетивший мое жилье, и 1-ый, кто стал мне другом. Я должен выразить свою удовлетворенность и удовлетворенность этой леди, оказав вам почет таким макаром.

Мои последующие протесты оказываются напрасными. Я обязан сесть на пол в венке из желтоватых цветов, церемониально накинутом на ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ мой пиджак. Единственное утешение, что Европа очень далековато, и никто из моих друзей не увидит это необычное украшение и не посмеется нужно мной!

Мы пьем чай, едим фрукты и некое время проводим в приятной дружественной беседе. Брама докладывает мне, что выстроил хижину и сделал всю примитивную обстановку своими руками. Вид ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ бумаг на скамье в углу вызывают мое любопытство, и я прошу поведать мне их raison d'etre[11].

Я отмечаю, что все бумаги розового цвета и исписаны зеленоватыми чернилами. Брама выбирает несколько листков, и я просто опознаю написанные в необычной манере, просто известные тамильские буковкы. Студент-ученик осматривает документы и приходит ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ к заключению, что их тяжело прочесть и еще сложнее осознать, ибо они написаны на вышедшем из потребления старом тамильском, который был литературной формой в прежние века, а на данный момент осознаем только немногими. Он добавляет, что величавые классики тамильской философии и литературы, к несчастью, использовали эту архаичную форму языка, — так ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ именуемый высочайший тамильский, — и она труднее для знающих только современный живой диалект, чем средневековый британский представляется среднему современному субъекту, знающему британский.

— Это я писал по большей части ночкой, — разъясняет Брама. — Некие строчки говорят о моих упражнениях в йоге и записаны стихами. В других стихотворениях мое сердечко гласит о ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ его религии. Несколько юношей, называющих себя моими учениками, нередко приходят сюда почитать эти строчки вслух.

Брама поднимает роскошный с виду свиток из нескольких страниц розовой бумаги, исписанных красноватыми и зеленоватыми чернилами и связанных зеленоватой ленточкой, и с ухмылкой подает его мне.

— Я написал это специально вам, — заявляет он.

Юный ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ переводчик устанавливает, что это стихотворение из восьмидесяти 4 строк. Оно начинается и завершается упоминанием моего имени, но далее этого юноша чуть смог продвинуться. Он разбирает только редчайшие слова и гласит мне, что стихотворение, разумеется, содержит внутри себя в неком роде личное послание, к тому же написанное высочайшим тамильским, что ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ он не компетентен представить четкий перевод этого текста. Все же, мне очень приятно получить этот внезапный дар, в особенности как выражение хорошего дела йога ко мне.

Празднование моего визита закончено, древняя леди уходит, и мы приступаем к суровому разговору. Я опять возвращаюсь к вопросам техники дыхания, которые, по-видимому, играют роль так ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ принципиальной части йоги, что закутаны таковой секретностью. Брама сожалеет, что не может показать мне дополнительные упражнения сейчас, но охотно ведает мало больше о теории.

—Природа отмеряет 21600 дыхательных ритмов каждому человеку, которые он должен использовать раз в день и еженощно от рассвета до рассвета. Резвое, шумное и возбужденное дыхание превосходит ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ эту меру и, как следует, укорачивает жизнь. Неспешное, глубочайшее и спокойное дыхание сберегает эту норму и таким макаром удлиняет жизнь. Каждый вдох, который сэкономлен, идет на создание величавого резерва, и из него человек может получить дополнительные годы жизни. Йоги дышат не так нередко, как другие люди; и они не ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ нуждаются в этом... но, как досадно бы это не звучало! — как мне разъяснить предстоящее, не нарушив клятвы?

Идея об этом дыхательном припасе йога истязает меня. Неуж-то познание, скрытое с таковой тщательностью, не несет внутри себя нечто поистине ценное? И если это вправду так, тогда ясно, почему эти ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ странноватые люди заметают следы и прячут сокровища их учений, отгораживаясь от праздных любознательных, интеллектуально неготовых и, может быть, духовно недостойных. Может, и я принадлежу к таким и в конечном счете покину страну с заслугой куда наименее значимой, чем мои хлопоты?

Но Брама гласит опять:

— Разве не было у наших ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ мастеров ключей к могуществу дыхания? Они знали, как близка связь меж кровью и дыханием; они понимали, что и разум следует стезей дыхания; и они обладали потаенной, как пробудить сознание души через работу дыхания и мысли. Могу ли я не сказать, что дыхание — только выражение в этом мире тонкой силы, настоящей ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ поддержки тела? Это сила, которая прячется в актуально принципиальных органах, хотя и невидима. Когда она покидает тело, дыхание останавливается следом и наступает погибель. Но через контроль дыхания можно получить некий контроль над этим невидимым потоком. Но, хотя мы вполне владеем нашим телом — прямо до контроля за ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ биением сердца, — вы думаете, наши древнейшие мудрецы, когда в первый раз учили нашей системе, имели в виду только тело и его силы?

Все, что я думаю о старых мудрецах и их целях, теряется от в один момент проснувшегося напряженного любопытства.

— Вы сможете обладать работой вашего сердца? — восклицаю я в изумлении.

— Мои без ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ помощи других действующие органы: сердечко, желудок и почки — послушливы мне до некой степени, — отвечает он расслабленно, без тени хвастовства.

— И как вы это делаете?

— Что-то достигается при помощи определенных композиций поз, дыхания и тренировкой силы воли. Естественно, они принадлежат к высшим ступеням йоги. Они так трудны ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ, что немногие способны когда-либо их сделать. Средством этих практик я до некой степени подчинил собственному воздействию мускулы, заставляющие работать сердечко; а через сердечные мускулы я способен быть в движении и завладеть другими органами.

— Это просто неописуемо!

— Вы так думаете? Положите мне руку на грудь, напротив сердца, и держите ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ ее тут — с этими словами, Брама меняет положение, воспринимает определенную позу и закрывает глаза.

Я подчиняюсь и потом терпеливо жду, смотря, что произойдет. Пару минут он остается устойчив, как гора, и практически неподвижен. Потом биение его сердца начинает равномерно слабеть. Я изумлен, чувствуя, как оно становится все медлительнее ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ и медлительнее. Жутковатая дрожь пробегает по моим нервишкам, я ясно ощущаю, как его сердечко стопроцентно останавливает свою ритмическую функцию. Пауза продолжается около 7 тревожных секунд.

Я пробую уверить себя, как будто все это — мои галлюцинации, но моя стрессовость такая, что я признаю попытку никчемной. И когда органы ворачиваются к жизни из этой ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ надуманной погибели, облегчение обхватывает меня. Стук сердца все учащается и в конце концов благополучно добивается обыденного состояния.

Йог не выходит из этого состояния погружения в себя еще пару минут, потом медлительно открывает глаза и спрашивает:

— Вы ощущали остановку сердца?

— Да, совсем ясно, — я уверен, что это было ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ волшебство, а не галлюцинация. И желаю знать, какие же другие изумительные йоговские трюки может проделывать Брама со своим организмом?

Как будто в ответ на мою невысказанную идея, Брама гласит:

— Никакого сопоставления с тем, чего достигнул мой Учитель. Разорвите всякую его артерию, и он будет держать под контролем поток крови; да, даже ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ приостановит его! Я тоже довел свою кровь до некой степени контроля, но такового сделать не смогу.

— А это вы мне покажете?

Он предлагает взять его запястье и придавить артерию, чтоб улавливать поток крови. Я так и делаю.

Через пару-тройку минут я сознаю, что пульс, который бьется под моим огромным ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ пальцем, затихает и скоро миниатюризируется наполовину. И потом Брама принуждает собственный пульс тормознуть!

Я тревожно жду восстановления кровообращения в его артерии. Проходит минутка, но ничего не происходит. И 2-ая минутка, в течение которой я остро ощущаю каждую секунду, так же ведет себя под моим наблюдением. 3-я минутка в ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ одинаковой мере безрезультативна. На середине четвертой я улавливаю слабенький признак возвращения деятельности в артерии. Напряжение спадает. Скоро пульс бьется в обычном темпе.

— Как удивительно! — восклицаю я невольно.

— Пустяки, — отвечает он сдержанно.

— Кажется, сейчас у нас денек чудес, в таком случае, не покажете ли вы мне еще чего-нибудть?

Брама колеблется ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ.

— Хорошо, очередное, — гласит он в конце концов, — и с вас достаточно.

Он вдумчиво глядит в пол и потом заявляет:

— Я остановлю дыхание!

— Но тогда вы непременно умрете! — восклицаю я тревожно.

Он смеется, но третирует моим замечанием.

— Сейчас держите вашу ладонь над моими ноздрями.

Я нерешительно подчиняюсь. Теплая ласка выдыхаемого ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ воздуха вновь и вновь касается кожи моей ладошки. Брама закрывает глаза; его тело в неподвижности становится схожим на изваяние. Он начинает впадать в транс. Я жду, продолжая держать ладонь конкретно над его носом. Брама остается так же недвижен и так же невосприимчив, как резной кумир. Очень медлительно и очень ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ ровно ласка его дыхания начинает уменьшаться и в конце концов стопроцентно прекращается.

Я наблюдаю за его ноздрями и губками; я проверяю его плечи и грудь; но нет ни одного подтверждения, чтоб я мог найти какой-либо наружный признак наличия дыхания. Я знаю, что такие проверки не полны, и желаю ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ провести исчерпающий тест, но как? Я стремительно соображаю. В комнате нет ручного зеркала, но я нахожу прекрасную подмену — маленькая полированная медная тарелка. Я держу ее под ноздрями и перед губками Брамы. Зияющая поверхность нисколечко не тускнеет и не покрывается влагой.

Кажется, неосуществимым поверить, что в умеренном ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ обыкновенном доме поблизости размеренного обыденного городка я встречаю нечто знаменательное, что-то такое, что в один прекрасный момент западная наука будет обязана признать против собственной воли. Ибо подтверждение — вот оно, и оно безусловно. Йога воистину представляет собой нечто большее, чем бесполезный миф.

Когда Брама в конечном счете выходит из транса, он ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ смотрится мало утомленным.

— Вы удовлетворены? — спрашивает он с усталой ухмылкой.

— Более чем удовлетворен! Но я не способен осознать, каким образом вы это делаете.

— Мне запрещено это разъяснять. Задержка дыхания — упражнение высшей йоги. Белоснежному человеку может показаться глуповатым рвение достигнуть его, но для нас это очень принципиально.

— Нас всегда учили, что ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ человек не может жить без дыхания. Разве это глуповатое представление?

— Это не тупо, но все же не точно. Я могу сдерживать дыхание до 2-ух часов по собственному желанию. Много раз я делал это, но еще не погиб, видите ли! — Брама улыбается.

— Я в затруднении. Но если ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ вам запрещено разъяснять, может, вы прольете мало света на теорию, оставив ваши упражнения?

—Отлично. Этот урок мы извлекли, следя за некими животными, такой любимый способ обучения у моего мастера. Слон дышит куда медлительнее мортышки, а живет много подольше. Некие из огромных змей дышат еще медлительнее, чем собака, но их жизнь еще ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ длиннее. Таким макаром, есть сотворения, которые демонстрируют, что неспешное дыхание продлевает жизнь. Если вы последуете за мной дальше, вам будет легче осознать последующий шаг. Понятно, что в Гималаях есть летучие мыши, которые впадают в зимнюю спячку. Они висят вниз головой в горных пещерах неделями, при всем этом не делая ни ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ одного вдоха до того времени, пока не проснутся опять. Гималайские медведи иногда также впадают в транс на всю зимнюю пору, и их тела совсем мертвенны. В глубочайших норах в Гималаях, когда всю зимнюю пору нельзя отыскать пищи, дремлют месяцами ежи, и в этом сне их дыхание приостановлено ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ. Раз эти животные на время прекращают дыхание и продолжают жить, почему люди не способны делать то же самое?

Его изложение любознательных фактов любопытно, но еще убедительнее то, что он демонстрировал. Хотя и нереально откинуть за несколько минут наблюдения принятое представление, что дыхание — насущная потребность самой жизни.

— Для западного человека всегда будет ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ тяжело осознать, что жизнь может длиться в теле и с прекращением дыхания.

— Жизнь длится всегда, — отвечает он таинственно. — Погибель — только привычка тела.

— Не желаете ли вы сказать, что можно одолеть погибель? — спрашиваю я недоверчиво.

Брама глядит на меня очень удивительно.

— Почему нет? — натянутое молчание, во время ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ которого его глаза изучают меня, но благожелательно. — В вас укрыто много способностей, и поэтому я открою вам нашу старенькую тайну. Но сначала я должен просить вас дать согласие на одно условие.

— И какое?..

— Вы не будете пробовать заниматься какими-либо дыхательными упражнениями в качестве опыта, кроме тех, каким я научу ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ вас позже.

— Я согласен.

— В таком случае держите ваше слово. Означает, вы до сего времени верите, что полная остановка дыхания ведет к погибели?

—Да.

— И неразумно веровать также, что полная задержка дыхания в теле сохраняет в это время нашу жизнь, по последней мере так длительно, сколько мы владеем дыханием ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ?

— Ну-у?..

— Мы не претендуем на большее. Мы говорим, что адепт, контролирующий свое дыхание, который может стопроцентно задерживать его по собственной воле, таким макаром сохраняет свои актуальные потоки. Вы усвоили идея?

— Думаю, да.

— Представьте сейчас йога, который может держать дыхание заторможенным не просто пару минут ради ублажения любопытства, а ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ неделями, месяцами и даже годами. Так как вы допускаете, что, когда есть дыхание, должна быть жизнь, не как видите вы, какая перспектива продления жизни раскрывается перед человеком?

Я практически онемел. Могу ли я отторгнуть это суждение как несуразное? Могу ли я принять его? Не вызывает ли это в ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ памяти напрасные мечты наших европейских алхимиков Средних веков, фантазеров, которые находили элексир жизни, но становились жертвой серпа погибели один за одним? Но если Брама не околпачивает себя, для чего ему стремиться накалывать меня? Он не отыскивает моего общества и не делает усилий, чтоб приобрести учеников.

Невольный кошмар обхватывает меня. А ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ вдруг он просто безумный? Нет, он кажется таким чувствующим и разумным в других вопросах. Не лучше ли признать, что он ошибается? И все таки что-то во мне сопротивляется даже этому заключению. Я сбит с толку.

— Я не уверил вас? — гласит он опять. — А вы слышали историю о факире, который был ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ зарыт Ранджит Сингхом в склепе у Лахора? Это погребение факира вышло в присутствии британских офицеров, в то время как последний из царей сикхов сам следил за ним. Живую могилу 6 недель сторожили бойцы, но факир вышел живой и невредимый. Наведите справки об этой истории, она записана в отчетах вашего ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ правительства. Этот факир обладал своим дыханием с величавым мастерством и останавливал его по собственной воле, не боясь умереть. А ведь он даже не был адептом йоги, и я слышал от старика, знавшего факира при жизни, что у того был дурной нрав. Его звали Харидас, он жил на севере ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ. Раз этот человек так длительно прожил в безвоздушном пространстве без дыхания, то, что смогли бы сделать настоящие мастера йоги, которые занимаются всекрете и не демонстрируют чудес ради золота[12]?

Нашу беседу прерывает полное смысла молчание.

— Есть и другие изумительные силы, которые могут быть приобретены методом нашей йоги, но кто ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ в нашу эру вырождения будет платить высшую стоимость за овладение ими?

Еще одна пауза.

— Мы, кто живет и работает в современном мире, имеем довольно дел и без поиска таких сил, — отваживаюсь я защищать свою эру.

— Да, — соглашается Брама, — тропа йоги контроля над телом — только для немногих. Потому наши Учителя хранят ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ молчание веками. Они изредка отыскивают учеников; это ученики должны находить их.

* * *

В последующий раз мы встречаемся в моей квартире. Вечерняя пора скоро призывает нас к ужину. После трапезы и недлинного отдыха мы выходим на залитую лунным светом веранду, я занимаю позицию в шезлонге, в то время как йог ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ находит более комфортной циновку на полу.

Пару минут мы молчком любуемся броской полной луной.

Но я не запамятовал изумительные действия нашей предшествующей встречи и скоро опять возвращаюсь к неописуемым делам людей, которые играют со гибелью в прятки.

— Почему нет? — Брама задает собственный возлюбленный вопрос. — Один таковой адепт нашей йоги ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ контроля над телом прячется посреди Голубых гор, тут, на Юге. Он никогда не покидает свое убежище. На Севере живет другой, его дом — пещера в покрытых снегом Гималаях. Этих людей вы не встретите, ибо они презирают этот мир; но посреди нас живет предание, что они живут сотки лет.

— И вы ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ по сути верите этому? — восклицаю я в уважительном колебании.

— Полностью! Разве не очевиден пример моего собственного Учителя?

Вопрос, который много дней крутится у меня в голове, появляется опять. До сего времени я не решался задать его, но сейчас наша дружба окрепла, и я рискую выпустить этот вопрос на волю, с надеждой смотря ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ на йога:

— Брама, а кто ваш Учитель?

В ответ он некое время внимательно глядит на меня, но молчит в нерешительности и, в конце концов, произносит медлительно и серьезно:

—Ученикам на Юге он известен как Йерумбу Свами, что значит Муравьиный Учитель.

— Какое странноватое имя! — невольно восклицаю я ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ.

— Мой Учитель всегда носит мешочек рисовой муки и кормит ею муравьев, где бы он ни находился. Но на Севере и в деревнях Гималаев, где он время от времени останавливается, его знают под другим именованием.

— И он совершенен в йоге контроля над телом?

— Непременно.

— И вы верите, что он прожил ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ...

— Я верю, что ему более четырехсот лет! — Брама тихо кончает предложение за меня.

Появляется напряженная пауза.

Я смотрю на него в замешательстве.

— Много раз он описывал мне, что происходило во время правления правителя Моголов, — добавляет йог. — И он говорил мне истории тех дней, когда ваша Ост-Индская компания в первый ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ раз прибыла в Мадрас.

Но недоверчивые уши человека с Запада не в состоянии поверить таким утверждениям.

— Но хоть какой ребенок, прочитавший историческую книжку, мог поведать ему эти факты, — возражаю я.

Брама оставляет без внимания мое замечание. Он продолжает:

— Мой Учитель ясно помнит первую битву за Панипат[13].

И он ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ не запамятовал деньки схватки при Плесси[14].

Я вспоминаю, как он в один прекрасный момент обратился к брату ученика, некоему Бешудананде, как к малому ребенку, хотя ему тогда было восемьдесят лет!

В ясном лунном свете я замечаю, что смуглое широконосое лицо Брамы становится более обыденного непроницаемым, когда он произносит эти странноватые ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ слова. Но может ли мой мозг, воспитанный на серьезных способах исследования, которые современная наука именует передовыми, принять такие утверждения? Не считая того, Брама — индиец и должен владеть знаменитой доверчивостью, присущей его народу. Никчемно спорить с ним; и я продолжаю молчать.

Йог продолжает:

— Более одиннадцати лет мой Учитель был ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ духовным советником 1-го из старенькых махараджей Непала, страны меж Индией и Тибетом. Фермеры, которые живут в Гималаях, знают и обожают его. Они почитают Учителя как бога, когда он посещает их, все же, он всегда гласит с ними благожелательно, как отец — со своими детками. Он не направляет внимания на кастовые правил, и ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ не ест ни рыбы, ни мяса.

— Может быть ли для человека жить так длительно? — опять непроизвольно вырывается у меня.

Брама глядит вдаль, кажется, забыв о моем присутствии.

— Есть три пути, которые делают это вероятным. 1-ый — заниматься всеми позами, всеми дыхательными упражнениями и всеми потаенными упражнениями, которые содержит в ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ себе наша система контроля над телом. Эти практики могут быть взяты только только после получения неплохой подготовки, которую может дать только настоящий мастер, способный на своем примере показать все то, чему учит.

— 2-ой метод — часто, спецефическим образом принимать редчайшие лечебные травки, которые известны только сведущим, специально изучавшим этот ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ вопрос. Эти адепты носят травки потаенно в одежке во время странствий. Когда приходит последний час для такового адепта, он выбирает достойного ученика, передает ему свое секретное познание и одаривает травками. А больше никто не знает о их. 3-ий путь разъяснить нелегко. — Брама колеблется.

— И не попытаетесь? — подгоняю я его.

— Может быть ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ, вы посмеетесь над моими словами.

Я убеждаю его, что, напротив, отнесусь к его объяснениям с подабающим почтением.

— Прекрасно. Существует крошечная ямка в мозгу человека[15]. В ней обитает душа. Подобие клапана защищает ее. Из нижней части позвоночника подымается к ней невидимый актуальный поток, о котором я не раз ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ упоминал. Неизменное убывание этого потока является предпосылкой старения тела, но его контроль заполняет плоть новейшей жизнью на неограниченный срок. Когда человек преодолевает себя, он может взяться за обретение этого контроля с помощью определенных практик, которые известны только йогам высшей ступени нашей школы. А когда он сможет поднять этот актуальный ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ поток по собственному позвоночнику, он может попробовать сосредоточить его в той полости мозга. Но, если он не отыщет Учителя, который поможет ему открыть защищающий клапан, он не добьется фуррора. Если же он отыщет такового Мастера и тот пожелает сделать это, тогда невидимый поток заполнит ямочку и перевоплотится в «нектар долголетия», как мы ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ называем его. Это нелегкая задачка, ибо смерть подстерегает человека, который попробует это сделать в одиночку. Но, достигший фуррора может вызывать состояние, близкое к погибели, по собственной воле и получит могущество фаворита, когда реальная погибель настигнет его. Практически он имеет возможность с ювелирной точностью избрать момент собственной погибели ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ в хоть какое время, а при грозном испытании произвести воспоминание погибшего по-настоящему. Обладающий всеми 3-мя способами способен жить много сотен лет. Так меня учили. Даже когда он умрет, червяки не тронут его тело. И век спустя его плоть не будет подвержена тлению.

Я благодарю Браму за разъяснение ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ, но все равно сомневаюсь. Я глубоко заинтересован, но не убежден. Анатомия ничего не знает о таком потоке, о котором он гласит, и не ведает ни о каком нектаре. Эти байки о чудесах физиологии — может быть, просто суеверные заблуждения? С ними возвращаешься к веку легенд, старым денькам длиннобородых мудрецов и колдунов, владевших эликсиром ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ жизни.

Но демонстрации контроля над дыханием и кровью, которые Брама демонстрировал, предоставила мне убедительные подтверждения, что сила йогов — не некоторая химера, а что конкретно благодаря этой силе они, непременно, могут быть несут ответственность за свои опыты, — неописуемые для непосвященных. Дальше этого пт мне тяжело следовать за ним[16].

Я обходительно ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ молчу, стараясь, чтоб моя внутренняя борьба не отразилась на лице.

— Таковой власти желают огромное количество людей на краю могилы, — заключает Брама, — но не запамятовывайте, что этот путь полон угроз. Логично, что наши Учителя молвят о таких упражнениях: «Храните их в таковой тайне, как хранили бы ящик с ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ алмазами».

— В таком случае вы навряд ли откроете их мне?

Разве желающие стать адептами не должны поначалу выяснить дорогу до того, как пробовать бежать? — отвечает он с легкой ухмылкой.

— И мой последний вопрос, Брама. Йог кивает.

— Где сейчас живет ваш Учитель?

— В уединенном храме в горах Непала, по ту ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ сторону Терайских тропических зарослей.

— Возвратится ли он на равнины?

— Кто предскажет его пути? Он может оставаться в Непале долгие и длительные годы, а может вновь начать странствия. Он больше любит Непал, ибо наша школа там посильнее, ежели в Индии. Как видите, даже исследование контроля над телом отличается в ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ различных школах. Наша — Тантрическая — школа лучше воспринимается в атмосфере Непала, чем посреди индийцев.

Брама опять смолкает. Я понимаю, что он улетел идеями к таинственной фигуре его Учителя. Ах! Если все услышанное мной этой ночкой больше чем легенда, то можно поймать мимолетное воспоминание от того, что вблизи, за углом, — Человек ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ, Нескончаемый и Бессмертный!

* * *

Если я не потороплю свое перо, эта глава никогда не завершится. Потому я пробую изловить последнюю памятную сцену моего общения с йогом 5 имен.

Индийская ночь стремительно наступает вечеру на пятки; тут нет копотливых закатов, как в Европе. И как резвые сумерки начинают опускаться на его хижину в ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ саду, Брама зажигает масляный фонарь и подвешивает его на веревке к потолку. Мы усаживаемся опять.

Древняя вдова благоразумно уходит, оставляя меня наедине с йогом и студентом-переводчиком. Запах пылающих благовоний делает в комнате магическую атмосферу.

В этот вечер ко мне подкрадываются грустные мысли о разлуке. Я пробую гнать ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ их прочь, но напрасно. Я не могу ясно сказать этому человеку, что у меня на сердечко, ибо меж нами стоит раздражающий барьер в лице переводчика. Мне трудно сказать, как верны его новые факты и странноватые теории, но я высоко ценю его готовность впустить меня в свою одинокую жизнь и чувствую иногда ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ, как наши сердца с симпатией тянутся друг к другу, и понимаю сейчас, что значило для него сломать обычную замкнутость.

Этой ночкой я в последний раз пробую побудить его перед тенью будущей разлуки открыть мне самые глубочайшие потаенны.

— Вы готовы покинуть жизнь городов и уйти в одиночество бугров либо ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ тропических зарослей на пару лет? — спрашивает он меня испытующе.

— Мне необходимо это обмозговать, Брама.

— Вы готовы откинуть все свои труды и заботы, отрешиться от наслаждений и дать все свое время занятиям нашей системой, и не просто на несколько месяцев, а на пару лет?

— Не думаю. Нет, я не готов. Когда ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ-нибудь, может быть...

— Тогда мне нельзя поведать вам больше. Йога контроля над телом очень серьезна, она не может стать просто спортом в свободное время.

Я вижу, что мои шансы стать йогом стремительно исчезают, и с большущим сожалением понимаю, что полная система — с долгими годами тяжелых занятий, со серьезной и ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ грозной дисциплиной — не для меня. Но кое-что поближе моему сердечку, чем необычные способности плоти. И я поверяю это отшельнику.

— Брама, эти силы — они умопомрачительно пленительны. Но, если мне когда-нибудь по сути захочется поглубже просочиться в ваше учение, при несет ли это крепкое счастье? Не прячет ли йога нечто ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ более тонкое? Может быть, я что-то не уяснил? Брама кивает головой и гласит:

— Я вас понимаю.
Мы оба улыбаемся.

— Наши тексты молвят, что упражнениями йоги контроля над телом мудрейший человек достигнет йоги контроля мозга, — нерасторопно замечает он. — Можно сказать, что 1-ое готовит путь для второго ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ. Когда наши античные мастера получили базы этой системы от бога Шивы, им было сказано, что конечная цель не просто вещественна. Они понимали, что завоевание тела — всего только 1-ый шаг к завоеванию мозга на пути становления настоящей духовности. Потому вы лицезрели, что наша система связана с вещами, вправду близкими телу, но это ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ только косвенное средство проникания в дух. И мой Мастер учил меня: «Сначала направь пути к контролю над телом, а потом можешь перейти к величавой науке контроля ума». Помните, подчиненное тело перестает смущать разум; только немногие могут сходу попасть на тропу владения идеями. Если все таки кого-нибудь ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ императивно тянет путь контроля мозга, мы не препятствуем; означает, это его тропа.

— И это всецело йога мозга?

— Конкретно так. Такое обучение озаряет мозг неизменным светом, и этот свет преобразуется в жилье духа.

— Как начать такое обучение?

— Для этого необходимо отыскать Учителя.

— Где же можно отыскать его?
Брама пожимает плечами.

— Брат, голодные люди ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ нетерпеливо отыскивают пищу; но умирающие с голоду будут шарить, как безумные. Когда вам будет нужен учитель, как будто вы умираете с голоду, вы обязательно отыщите его. Те, кто отыскивает с незапятнанным сердечком, наверное будут приведены к нему в назначенный час.

— Вы верите, что это — вопрос судьбы?

— Ваши слова ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ истинны.

— Я лицезрел несколько книжек... Йог качает головой.

— Без Учителя ваши книжки — всего только листы бумаги. Наше слово — гуру — значит «рассеивающий тьму». Человек, чьи усилия и счастливая судьба достаточны, чтоб отыскать реального учителя, стремительно заходит в состояние света, ибо мастер, используя свои высшие способности, поможет ученику.

Брама отходит ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ к скамье с ворохом бумаг и тотчас ворачивается с огромным листом, который он протягивает мне. Бумага покрыта каббалистическими знаками, специфичными знаками и тамильскими знаками, нарисованными красноватыми, зеленоватыми и темными чернилами. Вверху страничка украшена огромным иероглифическим эмблемой в виде завитка, в каком я узнаю изображения солнца, луны и человечьих глаз ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ. Все надписи и картинки окружают пустое место посреди.

— Вчера ночкой я издержал на него несколько часов, — гласит Брама. — Когда вернетесь, приклейте мою фотографию в центре.

Он докладывает мне, что если я сосредоточусь перед сном на этом уникальном рисунке в течение 5 минут, то ясно и живо увижу его во сне.

— Даже ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ если 5 тыщ миль поделят наши тела, доверьте ваши мысли этой бумаге, и наши души повстречаются ночкой, — заявляет Брама уверенно. Он разъясняет, что встречи во сне будут настолько же реальными и реальными, как и физические, в телесном
виде.

Это мне припоминает, что мои чемоданы практически упакованы, что скоро уезжать; и я сомневаюсь ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ, когда и где смогу узреть его опять.

Брама отвечает, что не колеблется, — какая бы судьба ни была нам предназначена, она исполнится. И добавляет доверительно:

— Весной я уеду отсюда в район Танджора, где меня ждут двое учеников. Но что случится позднее, кто произнесет!.. Ибо как вы понимаете, я ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ надеюсь в один прекрасный момент услышать клич моего учителя.

Длительное молчание, которое Брама в конце концов нарушает, обращаясь ко мне тихим шепотом. Я поворачиваюсь к студенту-переводчику, готовый получить новое откровение.

— Прошлой ночкой учитель являлся мне. Он гласил мне о вас. Он произнес: «Твой друг, сахиб, хочет познания. В прошедшем рождении ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ он жил посреди нас. Он занимался йогой, но не нашей школы. Сейчас он возвратился в Индостан, только с белоснежной кожей. Он позабыл, что знал некогда; но он позабыл это только на время. Пока мастер не даст ему свое благословение, в нем не проснется прежнее познание. Прикосновение ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ учителя поможет ему открыть познание в собственном теле. Скажи ему, что он скоро повстречает мастера. Потом свет сам сойдет на него. Это предопределено. Попроси его откинуть волнения. Наша земля не отпустит его до того времени, пока это не произойдет. Письмена судьбы таковы, что он не сумеет покинуть нас с ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ пустыми руками.

Я отодвигаюсь пораженный.

Лампа отбрасывает лучи света на малюсенькое собрание. На лице юного переводчика отражается благоговейный ужас в этом ярчайшем желтоватом свете.

— Но вы гласили, что ваш учитель в дальнем Непале? — спрашиваю я укоризненно.

— Естественно, он до сего времени там!

— И как он мог преодолеть двенадцать сотен миль за одну ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ ночь?

— Брама улыбается таинственно Мой Учитель всегда рядом, пусть вся Индия пролегает меж нашими телами. Я получаю его послание без писем и посланцев. Его идея мчится в пространстве. Она приходит ко мне, и я понимаю его.

— Телепатия?

— Да, если желаете!

Я поднимаюсь, мне пора уходить. Мы отправляемся на нашу ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ последнюю прогулку вкупе при лунном свете, мы проходим мимо старых стенок храма недалеко от дома Брамы. Луна филигранью высвечивает ветки деревьев, когда мы останавливаемся около замечательной рощицы пальм, возрастающих повдоль дороги.

На прощанье Брама шепчет:

— Вы понимаете, что у меня малость вещей. Эту я ценю больше всего. Возьмите ее ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ.

Он что-то стягивает с 4-ого пальца левой руки и протягивает мне правую ладонь. На ней поблескивает в свете луны золотое кольцо. Восемь тонких зажимов держат круглый зеленоватый камень, покрытый красно-коричневыми прожилками. Брама дает его мне при прощальном рукопожатии. Я пробую возвратить внезапный дар, но он в ответ ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ на мой отказ только более решительно сжимает мою ладонь.

— Некто, владеющий величавой мудростью йоги, отдал его мне. В те деньки я странствовал всюду в поисках познания. Сейчас я прошу вас носить его.

Я благодарю его и спрашиваю полушутливо:

— Оно принесет мне фортуну?

— Нет, его сила не в этом. Но ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ могучее очарование этого камня поможет вам войти в общество потаенных мудрецов и даст возможность пробудить ваши собственные магические силы. Это вы познаете на опыте. Носите его, вы пока нуждаетесь в таких вещах.

Последнее дружественное расставание, и мы расходимся — каждый своим методом.

Я медлительно ухожу, моя голова заполняется ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ мешаниной странноватых мыслей. Я размышляю о чрезвычайном послании дальнего учителя Брамы. Оно, безусловно, очень особенно для меня. И я продолжаю молчать, в то время как вера и скепсис бьются в фантастическом столкновении в моем сердечко.

Я мимолетно смотрю на золотое кольцо и спрашиваю себя: «Как может обычное кольцо владеть ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ настоящим воздействием в таких вопросах?» Я не понимаю, как либо почему оно может подействовать на меня либо на других любым ментальным либо духовным образом. В вере

есть привкус суеверия. Но Брама, кажется, так уверен в подлинности его умопомрачительных свойств. Может быть ли это? И меня практически подталкивают к ответу ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ: в этом расчудесном краю все может быть! Но разум кидается на выручку, нагромождая баррикады вопросительных символов.

Я впадаю в настроение растерянного размышления, а поэтому так шарахаюсь, ужаснувшись, когда спотыкаюсь обо что-то и стукаюсь лбом. Я поднимаю глаза и вижу поэтический силуэт пальмы и светлячков, образующих мириады танцующих точек ЙОГА, ПОБЕЖДАЮЩАЯ СМЕРТЬ света посреди ее веток.


john-lennon80-double-fantasy-geffen-japan-2500-obi-inner-insert.html
join-the-words-and-expressions-from-column-a-with-their-synonyms-from-columnb.html
jorki-doklad.html