К дихотомии «общество и личность»

Любовь как принцип, порядок как основание и прогресс как цель – такой основной нрав окончательного строя, который позитивизм начинает устанавливать, приводя в систему все наше личное и соц существование средством постоянного сочетания чувства с рассудком и деятельностью. Эта окончательная классификация удовлетворяет лучше, чем это было когда-либо может быть, всем основным условиям, нужным К дихотомии «общество и личность» как для специального развития разных сторон нашей природы, так и для их общей связи. Первенствующее значение аффективной жизни тут лучше установлено, чем ранее, потому что позитивизм приводит к всеобщему доминированию общественного чувства, которое может конкретно скрасить всякую идея и всякое действие.

Не будучи никогда застенчивым по отношению К дихотомии «общество и личность» к разуму, это господство сердца освящает разум, посвящая его с этого момента беспрерывному служению общественности, с тем чтоб он осветил эту деятельность и укрепил ее преобладающее значение. Так. обр., рассудок, надлежаще подчиненный чувству, приобретает авторитет, которого он до сего времени еще не мог получить, как единственно способный открывать основной К дихотомии «общество и личность» порядок, нужно управляющий всем нашим существованием согласно естественным законам разных явлений. Это беспристрастное основание настоящей людской мудрости глубоко действует даже на наши страсти, которые находят в необходимости сообразоваться с ним источник стойкости, способный задерживать прирожденное им непостоянство, и конкретно пробуждать симпатические инстинкты. Призываемый к выполнению великодушной роли, предохраняющий его от всякого К дихотомии «общество и личность» праздного блуждания, научный гений находит самую обильную еду в оценке всех реальных законов, влияющих на нашу судьбу, и в особенности в исследовании нашей своей персональной либо коллективной природы. Доминирование социологической точки зрения, далековато не препятствуя более отвлеченным умозрениям, наращивает их всепостоянство и их достоинство, указывая единственно К дихотомии «общество и личность» соответственное им направление.

Обеспечивая рассудку его справедливое воздействие на людскую жизнь, этот окончательный строй крепит и развивает полет воображения, призываемого с этого момента к выполнению собственного головного предназначения – конкретно к неизменному безупречному проигрыванию реальности. Научные функции нужны только для построения наружного основания всех наших понятий. Но коль скоро эта операция К дихотомии «общество и личность» совершена, эстетические функции оказываются более подходящими для нашего разума, при этом, но, это нужное основание, способное, сверх того, предупредить заблуждения последних, должно остаться неприкосновенным. Под этим единственным общим условием эстетические функции прямо поощряются положительной классификацией как более отвечающие ее аффективному принципу и как более приближающие к ее активной К дихотомии «общество и личность» цели. Глубоко связанные с новым образом жизни, они в ней заурядно составляют более приятное и более спасительное упражнение нашего мозга, который не мог бы более прямым методом стремиться к культивированию эмоций и к достижению совершенства.

… Никак не вызывая изнеженности, любовь побудит нас к более полной деятельности и к посвящению всей нашей жизни К дихотомии «общество и личность» всеобщему совершенствованию. Аффективный принцип обязует нас учить естественный порядок для того, чтоб лучше использовать наши личные либо коллективные силы к его улучшению. После того как практическая сторона жизни будет, т. о., увеличена и систематизирована, начнется рвение к умственному улучшению и к моральному усовершенствованию в смысле приобретения как нежности К дихотомии «общество и личность», так и мужества. Личная и общественная жизнь оказываются с этого момента связанными одной и той же главной целью, облагораживающей все деяния. С этого момента нужное доминирование практики, никак не являясь агрессивным теории, будет предписывать ей приемущественно более трудные исследования для раскрытия законов нашей личной и социальной природы, зание К дихотомии «общество и личность» которых всегда будет недостаточно для ублажения наших реальных потребностей. Заместо того, чтоб вызвать моральную суровость, схожая неизменная деятельность будет нас беспрестанно толкать к наилучшему осознанию того, что всеобщая любовь составляет не только лишь наше главное счастье, но также и самое могущественное средство, нужное для реальности всех других.


k-chitatelyu-ot-sochinitelya-31-glava.html
k-chitatelyu-ot-sochinitelya-36-glava.html
k-chitatelyu-ot-sochinitelya-46-glava.html